Как обстоят дела в отечественной детской нейрохирургии

Орлов Ю. А.
В Украине ежегодно рождается около 40 000 недоношенных детей и в 80% случаев у них имеются поражения нервной системы» — утверждает Юрий Орлов.

Руководитель Отделения нейрохирургии детского возраста, д.м.н., профессор Юрий Александрович Орлов рассказал о наиболее памятных случаях из своей практики, о том, как отличаются шансы на выздоровление детей в нашей стране и за рубежом.

Вы руководите единственным специализированным детским нейрохирургическим отделением в стране. Скольким детям вы помогаете ежегодно?

В Институте практически 10 лет функционирует два детских отделения. В 2010 году открыли и третье – отделение реанимации и интенсивной терапии детского возраста. Ежегодно мы оказываем медицинскую помощь до 1200 детей, из которых около 1000 оперируем. Это ребята с врожденными пороками развития нервной системы, водянкой мозга, опухолями нервной системы, родовой травмой и ее последствиями, а также другими патологиями, требующими нейрохирургической помощи. Принимаем мы детей с момента рождения и до 18 лет.

Юрий Александрович, как давно вы работаете в институте и в детской нейрохирургии?

В Институте нейрохирургии им. академика А. П. Ромоданова АМН Украины я работаю уже более 45 лет. За эти годы прошел путь от младшего научного сотрудника до заведующего отделением нейрохирургии детского возраста. Помню, в далеком 1965 году после окончания Винницкого медицинского института поступил в аспирантуру и спустя 25 лет – в 1990 году – возглавил отделение. Так и получилось, что всю свою профессиональную жизнь я связал с этим институтом.
Что считаете своим личным достижением?

Введение в 1997 году новой специальности «детская нейрохирургия» в перечень врачебных специальностей. Думаю, именно это положило начало созданию этой службы в стране – открытию специализированных отделений, подготовке и переподготовке специалистов, их аттестации. Это большое и нужное дело, которое резко повысило качество нейрохирургической помощи детям. К сожалению, Украина – единственная страна из бывшего Советского Союза, где удалось это осуществить. Конечно, коллеги из других стран нам очень завидуют. Более того, в 2009 году мы создали Украинскую ассоциацию детских нейрохирургов и являемся членом Европейской и Всемирной организаций детских нейрохирургов. Это позволяет нам чаще встречаться с иностранными коллегами, обсуждать актуальные вопросы нашей специальности и держать руку на пульсе мировых достижений.

Врач работает с больными, то есть с людьми, которые особо нуждаются в заботе и сострадании. Вы переживаете за детей, которых лечите?

Я вам скажу, что любой нормальный врач привязывается к пациенту, как и пациент к врачу. Когда на ежедневном врачебном обходе ребенок тянет к тебе ручки и улыбается, это счастье. Но, если хирург не переживает за ребенка, за результат своей работы, ему нечего делать в детской нейрохирургии. Здесь, кроме чисто профессиональных качеств, необходимо особое чувство сострадания, нежности и любви к детям. Не бывает случая, чтобы хирург вечером не позвонил в отделение, не поинтересовался состоянием ребенка, а в выходные дни не появился в отделении, особенно если ребенок находится в тяжелом состоянии или в реанимации. В этом отношении климат в отделениях очень благоприятный. Персонал, от врача до санитарки, внимателен и заботлив.

Расскажите, какие были случаи в Вашей практике, которые особенно запомнились?

Лучше всего запоминаются пациенты, которые возвращаются в клинику, но уже не в качестве пациента. Например, у нас были больные, перенесшие операции по поводу опухолей мозга, которые спустя почти четверть века, приезжают со своими детьми, чтобы провериться, все ли у них в порядке. У одной из таких женщин уже четверо здоровых детей! Это подарок душе хирурга! После этого понимаешь, что работаешь не зря.

Ранее Вы сказали, что в институт поступают даже новорожденные. Насколько сложно работать с маленькими детками?

Вы знаете, новорожденные и рожденные преждевременно, с малым весом составляют для нас особую проблему. Техническое оснащение позволяет нам обслуживать детей весом более килограмма. Дети меньшего веса – пока вопрос будущего. Статистика неутешительна: по данным Министерства здравоохранения, в Украине ежегодно рождается около 40 000 недоношенных детей и в 80% случаев у них имеются поражения нервной системы. Мы можем уже сегодня диагностировать патологию у плода, то есть внутриутробно. И, таким образом, планировать операцию еще до рождения ребенка, что значительно повышает эффективность врачебного вмешательства. Но нам необходимо дооснащение отделения аппаратурой для выхаживания новорожденных с экстремально малым весом и, конечно, увеличение коечного фонда отделения, в том числе и за счет увеличения площади.

Есть ли шансы у таких детей на выздоровление?

Выздоровление ребенка обычно связано со своевременностью обращения за помощью, то есть со стадией заболевания, состоянием перед операцией и, конечно, формой, характером патологии.

Хорошо, тогда скажите, как в последнее время изменяется показатель смертности?

За последние годы он колеблется в пределах 2–3% и имеет тенденцию к снижению. Доля относительно неплохая, учитывая, что к нам поступают наиболее тяжелые случаи, то есть дети, которым не смогли помочь в больницах по месту жительства. Впрочем цифра меняется в зависимости от диагноза. При опухолях мозга показатель выше – 5–7%, среди которых преобладают злокачественные формы. При гидроцефалии и родовой травме цифра значительно ниже – 1–2%. При врожденных пороках процент вовсе незначительный. Но, хочу опять-таки подчеркнуть, почти 50% от общего показателя смертности – дети первого года жизни.

Выходит, маленькие детки умирают из-за того, что нет необходимого оборудования, аппаратуры и прочего медицинского оснащения?

К сожалению, это так, но мы стараемся любыми путями решать проблему. К нам обращаются много различных компаний с целью помочь. Слава Богу, что некоторые люди и компании не безразличны к больным детям, к проблемам нашей медицины. Если бы не их помощь, мне трудно представить, как бы мы существовали. Ведь бюджетного финансирования на новое оборудование и инструментарий практически нет! Уровень оснащения и качество помощи удается удержать на неплохом уровне только благодаря благотворительной помощи.

Какие это компании? Вы можете их назвать?

Я не могу промолчать! Это отечественные и зарубежные фонды и организации: «Запорука» (Украина), «Soliter» (Италия), «Акция Чернобыль» (Германия), «Киевские львы» (Украина); благотворительные программы банков – Укрэксимбанка «Разом за життя» и «Леон кредит банк». Отдельная благодарность господам Телятниковой А и ее фонду св. Луки., Раевскому В. и другим благотворителям!

Куда вы направляете полученные средства?

Непосредственно с деньгами мы стараемся не иметь дела. Просим приобрести для нас какое-то оборудование, инструменты, расходные материалы, иногда лекарства, особенно для детей, от которых отказались родители. Значительная помощь оказана нам в проведении ремонта помещений – палат, перевязочной, операционной и прочее.

Что сейчас необходимо вашей клинике?

Потребности клиники определяются задачами, патологией и возрастом больных. Если говорить вкратце, то это:

— Микрохирургический инструментарий, который обеспечивает меньшую травматичность тканей, деликатность манипуляций на мозге, лучшие результаты лечения. Необходимость в его обновлении связана с тем, что он физически стареет, изнашивается, появляются новые более совершенные инструменты.

— Увеличительная оптика и освещение операционного поля (микроскопы, налобные лупы и осветители), которые позволяют минимизировать травматичность, повысить радикальность операций и в конечном итоге сохранить жизнь и снизить инвалидность.

— Оборудование для выхаживания новорожденных с критически малым весом. Для этого необходимы специальные аппараты искусственной вентиляции легких, мониторы жизненно важных функций (пульс, артериальное давление, насыщение крови кислородом, частота дыхания и т.д.). Только с таким оборудованием можно рассчитывать на благоприятный исход лечения у этих больных.

— Эндоскопическое оборудование, позволяющее чрез трубку (эндоскоп) не только видеть патологический очаг на телеэкране, но и обескровить его, удалить, восстановить целостность тканей. Диаметр эндоскопа 3,5 мм, что делает операцию бескровной, мало травматичной.

— Расходные материалы одноразового использования, то есть операционное белье, интубационные трубки, катетеры, зонды и прочее. Все это снижает риск инфицирования и количество осложнений.

Европейские клиники значительно лучше оснащены медицинским оборудованием. Какие в Европе шансы на выздоровление, какие в Украине?

Показатели результатов хирургического лечения в западных клиниках и у нас значительно не отличаются. Хуже результаты комбинированного лечения, особенно злокачественных опухолей мозга. Например, в Германии при использовании хирургии, химиотерапии, лучевой терапии пятилетняя выживаемость достигает 75–80%, а у нас не превышает 55–65%. Связано это со многими факторами: уточненной иммуно-гисто-химической диагностикой опухолей, которой в Украине раз-два и обчелся, недостаточной обеспеченностью современными химиопрепаратами и многим другим.

Беседовала Леся Цыбко

Источник: http://razom.eximb.com/ru/news/203/